В фокусе: интервью с фотографом Марией Поповой

Мария Попова – профессиональный фотограф-портретист. Весной 2019 года в Imagine Cafe открылась её вторая выставка под названием «Imagine People». В экспозиции представлены портреты известных московских деятелей культуры. К примеру, Сергея Воронова, Нэша Тавхелидзе, Юрия Новгородского; режиссёра Михаила Довженко, писателя Елены Пчёлкиной и многих других.

– Маша, на твоём сайте написано, что снимать профессионально ты начала в 2010 году, хотя в принципе фотографией занялась ещё в 2008. Профессионально — это как вообще?

– Если человеку платят за то, что он делает, то его можно уже условно считать профессионалом. Но, на мой взгляд, есть ещё одно требование – ты должен действительно хорошо делать своё дело и сам себя считать специалистом. Поэтому то, чем я раньше занималась, то есть сначала проработала 4 года в рекламном агентстве, потом ещё год в семейном бизнесе, оно как-то само собой отпало. И тогда мой будущий (на тот момент) муж подал мне идею попробовать сделать хобби профессией. Тогда я не могла подумать, что смогу этим зарабатывать деньги. Я начала методично закрывать окна в своём образовании, ходить на мастер-классы и конференции, и в какой-то прекрасный день написала у себя в ЖЖ, что с этого момента все мои предыдущие активности отпадают, и если кто-то хочет на съёмку – welcome. Никто, конечно, сразу не откликнулся. Я позвала нескольких своих подруг на творческие съёмки, привела в порядок своё портфолио, и потом из-за рекомендаций, «сарафанного радио», начали приходить клиенты. Я подумала тогда, чем я буду заниматься, если у меня не получится. Прошло девять лет, и ответ на этот вопрос искать не пришлось.

Фото: Кирилл Очкин

– Фотография не относится к тому виду творчеству, когда можно посмотреть на картинку и сказать: это профессиональная работа, а это – любительская. Грани очень размыты.

– Тем более сейчас. За последние несколько лет очень многое поменялось. Когда я пришла на рынок как коммерческий фотограф, техника была уже доступна. Я из того поколения, которое уже не застало плёночную фотографию. Когда я консультировалась в сообществах насчёт камеры, пришло какое-то количество «динозавров», которые сказали: «Деточка, куда ты лезешь? Когда ты родилась, мы уже давно снимали на плёнку, а ты даже не знаешь, что это такое…».

– А вот у Игоря Верещагина, который фотографировал всех, начиная от Машины времени, заканчивая Игги Попом, на страничке в «Фейсбуке» регулярно появляются фото, сделанные на камеру iPhone…

– Надо идти в ногу со временем. Кому интересны твои позавчерашней свежести взгляды, если мир меняется очень быстро. Во мне вообще вызывает большое уважение, когда люди с опытом, который измеряется десятилетиями, продолжают учиться. Длительный опыт, с одной стороны, очень хорошо для человека, с другой, он может стать для него балластом.

– Есть такая теория, что художник пропускает мир через себя, и что он настолько может изменить в картине объективную реальность, что её будет не узнать. И очень часто художникам противопоставляют фотографов, которые якобы сфотографировали то, что и правда есть… 

– Со временем так сложилось, что я работаю в жанре портрета. Есть сейчас такой попсовый термин «психологический портрет», но любой мастер фотографии скажет, что не бывает не психологического портрета. Хороший портрет всегда будет вызывать эмоции, желание понять человека, оказавшегося в кадре. Если вопрос, насколько я пропускаю это через себя, то я иначе просто не могу. Нажать на кнопку может любой человек, а поймать момент искренности не так-то просто. Иначе не нужен был бы фотограф. На мой взгляд, фотограф способен отразить разные грани реальности. Когда смотришь невооружённым глазом, ты смотришь на всё сразу, не акцентируешь взгляд на каких-то отдельных вещах, фотография же позволяет эти акценты расставить. Есть мнение, что художник добавляет на пустой холст новое, а фотограф удаляет из кадра всё лишнее, оставляя самое главное. Поэтому я не согласна с тем, что фотограф всего лишь фиксирует реальность.

– Как долго может длиться подготовка к съёмке?

– Сколь угодно долго. Например, к съёмке с Нэшем морально я готовилась полгода. Вообще проект Imagine People мы снимали где-то полгода. То есть, технически мы могли бы просто всех привести в один день в одно место, если отмести тот факт, что все герои – занятые люди, но это был бы конвейер. У меня не было бы возможности поговорить с каждым по отдельности и показать то, что удалось показать.

Тогда про проект Imagine People. Как появилась эта идея?

– У меня двое детей дошкольников, и любому человеку, который окажется в положении матери после рождения двух детей, через какое-то время понадобится отдых и социализация. Полтора года назад я пришла в Imagine просто отдохнуть, познакомилась с Нэшем. Как фотографу, мне было интересно поработать с мужским портретом. Появилось желание его позвать, но я боялась подступиться, потому что когда тебе удаётся поработать с человеком, который вызывает уважение…

– Боишься облажаться?

– Ну конечно, возможно не будет второго шанса, и реально не хочется облажаться. Хочется получить максимум из такого сотрудничества. Я позвала его на съёмку, это было дневное время, так как я работаю с естественным светом, и это был первый раз, когда я увидела Нэша при свете дня! Потому что раньше мы встречались всегда только вечером, на его территории, а тут он оказался как бы на моей.

– Он нам этого интервью не простит.

– Да, надо фильтровать базар. В общем, мы за один час успели поговорить и всё отснять. В целом, в каких бы условиях я не работала, у меня есть уверенность в том, что будет хорошая картинка, но зацепит ли она, будет ли в ней какой-то нерв… И возникает вопрос , должен ли фотограф что-то зрителю.

– Так…

– Я считаю, что в момент творчества человек не должен думать о том, какой эффект произведёт творение в результате на зрителя. Поскольку тогда сам процесс творчества становится ангажированным, из-за реакции, которую ожидаешь. У меня появилась аналогия – в тот момент, когда люди занимаются любовью, в процессе они вряд ли думают о том, что в результате может родиться ребёнок, который вырастет, однажды пойдёт в школу, там ему встретится недобрая учительница и нанесёт ему психологическую травму на всю жизнь. А если они об этом думают, у них вряд ли получается хороший секс. Также и в творчестве – в самом процессе автор должен быть сосредоточен именно на нём.

– Согласен.

– Когда мы делали съёмку с Нэшем, я не думала о том, что получится в итоге. Я просто отправила ему то, что вышло, и он остался доволен. А после публикации съёмки произошёл какой-то взрыв. В течение месяца, где бы мы ни встречались, Нэш хватал меня за шкирку и представлял собеседникам: «Вот это очень хороший фотограф». Так я познакомилась с некоторыми героями проекта. Через какое-то время он предложил сделать мою выставку в Imagine Cafe, и я поняла, что это предложение, от которого нельзя отказаться.

– Тогда последний вопрос на сегодня… Когда тебе Нэш предложил сделать выставку, тебя это не испугало? В плане того, что нужно будет выдать конкретный результат в виде выставки.

– Конечно, испугало. Но я успокаивала себя тем, что риск неизбежен, страх тоже, и порой через него нужно просто переступить. Чем бы ты не занимался, гарантий всё равно нет. Ты можешь выйти из дома и пойти маршрутом, которым ходишь ежедневно, но не дойти туда, куда ты направлялся. Для меня этот проект был авантюрой, потому, что я не знала, что получится в конце. Мне было страшно работать со всеми этими людьми, потому что все они очень крутые, и каждый из них – профессионал в своём деле, будь то музыкант, пиарщик, режиссёр или писатель. К слову, я очень была рада обнаружить то, что эти люди не «звездят» вообще, даже учитывая все их заслуги. У меня прибавилось веры в людей после этого проекта.

Обложка: Александр Скоморохов

Интервью Кирилла Деменева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *