Интервью с Гарри Маквеем (White Lies)

Британская рок-группа White Lies за 12 лет существования записала 5 альбомов, объездила с концертами множество стран, выступала на крупнейших музыкальных фестивалях. Корреспонденту united4me Кириллу Деменеву удалось пообщаться с лидером группы White Lies Гарри Маквеем в одном из уютных лондонских пабов.

– Гарри, группе White Lies уже больше 12 лет, верно?

– Всё верно.

– Почему одни группы, как ваша, продолжают делать то, что делали, а другие – нет?

– Я не знаю. Это очень сложный вопрос. Мне кажется, что мы очень хорошие друзья. И мы были друзьями с того момента, как мы начали. Мы до сих пор рады быть вместе, нам нравится писать музыку вместе. И мы понимаем друг друга.

– Ты помнишь день, когда решил, что будешь заниматься музыкой?

– Да, я помню. Это было примерно тогда же, когда нам сделали первое большое предложение. У нас была школьная группа, и мы целый год после школы прозанимались музыкой вместо поступления в университет. Мы записали песню в студии Стивена Стрита, и это звучало в разы лучше всего, что мы делали ранее.

– Вам было по 19 лет?

– Верно.

– Как родители отреагировали на твоё решение?

– Им было пофиг в общем… (смеётся) На самом деле, отец просто хотел, чтобы у меня была работа, чтобы я мог обеспечивать себя. Я много чем занимался, пел песни в метро в частности. Просто отцу было важно, чтобы я не бездельничал. Мама всегда поддерживала меня, она считала, что у меня есть талант в музыке. Но до последнего момента, то есть, пока мы не подписали контракт, это всё было чем-то вроде мечты.

– Быть музыкантом и быть участником группы – это разные вещи?

– Да, однозначно. Люди вряд ли захотят играть с тобой, если ты просто хороший музыкант. Участнику группы нужно уметь ладить с людьми, с которыми ты работаешь. И я уверен, что есть очень много хороших музыкантов, с которыми довольно трудно приходится работать в группе.

Источник: eatmusic.ru

– Ты как считаешь, кого в тебе больше – музыканта или участника группы?

– Я думаю, пятьдесят на пятьдесят. То есть я часто играю один на пианино, особенно классическую музыку, например, Баха, но с другой стороны, моя работа – это группа, и большая часть моей жизни проходит там же.

– Какие главные различия между этими двумя сторонами?

– Очень много смежных вещей, потому что, если ты хороший музыкант, то это, конечно, поможет тебе в группе. Очень сложно разделить на самом деле…

– Можешь назвать самую большую ошибку, которую ты совершил?

– Я думаю, что мы много совершили ошибок, как результат того, что мы были молоды и не совсем понимали, что нужно делать. Но я не сожалею о них, потому что это такая тропинка, которая привела группу туда, где она сейчас.

– Вы часто думаете об аудитории?

– Конечно, это очень важно. Когда мы начинаем тур, мы на каждом концерте добавляем какие-то песни, какие-то исключаем. Стараемся понять, какие песни люди хотят услышать больше всего. Для нас это очень важно, и я думаю, что во многом именно из-за этого люди приходят на наши концерты снова и снова.

  – Твои родители хоть раз приходили на концерт White Lies?

– Ещё бы! Они приходят каждый раз, когда мы играем в Лондоне.

– В названии вашей группы два слова. Можешь попробовать описать её одним словом?

–  Наверное, нет… (смеётся)

Интервью Кирилла Деменева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *